Митрополит Омский и Тарский Феодосий. I глава. //Святой Ефрем Сирин как экзегет Священного Писания Ветхого Завета. (Курсовое сочинение студента-заочника 4 курса Санкт-Петербургской (Ленинградской) Духовной Академии протоиерея Процюк Игоря Ивановича). Санкт-Петербург (Ленинград). 1958 г.

Прежде чем приступить к разработке нашей темы, т. е. к изложению и характеристике экзегетических трудов св. Ефрема Сирина, посвященных им толкованию книг Священного Писания, и в частности Ветхого Завета, мы считаем необходимым дать краткое жизнеописание святого Ефрема. Читая и думая о днях младенчества, отрочества, о днях его зрелости, мы сможем представить себе светлый образ учителя Церкви Сирийской и первого из сирийских толкователей св. Книг Ветхого и Нового Заветов.

Обычно биографии начинаются с указания точного времени рождения личности, жизнь которой предстоит изложить, но на пороге всего исследования мы задумываемся. Дело в том, что точный год рождения св. Ефрема неизвестен. Многие исследователи указывают год, но даты рождения у них не совпадают. Так Паниль датирует 337 годом.

Правильнее делают те из исследователей, кто относит год его рождения к началу IV века, о чём говорят сирские жизнеописания, сообщая, что св. Ефрем родился во времена царствования императора Константина Великого.

Константин царствовал с 306 года по 337 год, но надо помнить и учитывать то обстоятельство, что св. Иаков епископ Низибийский (ум. 338г.) брал св. Ефрема с собой на Никейский собор (325 год), и во время этого путешествия Ефрем был его спутником. Следовательно, Ефрем был уже взрослым человеком.

Место рождения его — главный город северо-восточной Месопотамии — Низибия или окрестности её. Правда, название св. Ефрема учителем Едесским, или диаконом церкви Едесской, вводило в заблуждение некоторых исследователей, которые считали св. Ефрема уроженцем города Едессы. Если учитывать то обстоятельство, что св. отец после своих трудов и путешествий стремился именно в этот знаменитый город (здесь он окончил свою праведную жизнь), то такое мнение можно считать несколько обоснованным. Но большинство сирских и греческих писателей удостоверяет, что св. Ефрем-уроженец низибийский [Созомен. История Церкви. – СПб, 1851. С. 206].

Родители его были бедные земледельцы. Сирский же биограф говорит, что отец Ефрема был язычник (даже языческий жрец) и за любовь Ефрема к вере Христовой выгнал его из родительского дома [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды Ефрема Сирина. – М., 1895. – С. 5]. Однако это утверждение следует сопоставить с утверждением самого святого отца, который говорит в «Обличении самому себе и исповеди» нижеследующее: «Я был уже причастником благодати, от отцов получил наставление о Христе» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 171]. Следовательно, как указывает сам св. Ефрем, его родители (отцы) были христиане. От них он получил наставление о Христе. Оппоненты могут возразить, что в слове «отцы» нужно усматривать не плотских родителей, а духовных отцов — пустынников низибийских, которые наставляли во Христе. Надо согласиться, что эта теория вполне естественна и возможна, так как здесь св. Ефрем пишет о себе в обычном для него стиле — переносном. Но на помощь нашему мнению приходит другое изречение св. Ефрема: «Родившие меня по плоти внушили мне страх Господень… » [Филарет арх. Черниговский. Историческое учение об отцах Церкви. – Т. 2. – СПб, 1859].

Ясно и понятно говорит здесь св. Ефрем, но возражающие объясняют и это изречение по своему: «Страх Божий — говорят они, — вложили в душу св. Ефрема родители его, язычники, выгнавшие его из дома и тем самым заставившие его искать помощи от Господа в его дальнейшей бездомной жизни».

Западные исследователи Паниль, Гарнак и другие решают этот вопрос по-иному.

Они отрицают все документы, говорящие о том, что родители Ефрема были христиане. Более того, они даже отрицают признание самого св. Ефрема: «Родившие меня по плоти внушили мне страх Господень», — и поддерживают мнение сирского биографа, настойчиво утверждающего язычество родителей св. Ефрема [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды Ефрема Сирина. – М., 1895. – С. 6].

Можно предположить, что самый правильный выход из этого положения находит наш русский учёный, архиепископ Филарет Черниговский, который говорит: «Сначала отец Ефрема был язычником, впоследствии же он принял христианство». Отсюда — сначала изгнание из родительского дома, потом: «Родившие меня по плоти внушили мне страх Господень» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 171].

В доказательство того, что его предки занимались земледелием, уместно привести слова самого св. Ефрема: «…Предки мои были нищие, питавшиеся милостыней, деды, благоденствовавшие в жизни, были земледельцами. Родители занимались тем же …» [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды Ефрема Сирина. – М., 1895. – С. 6].

Уже в детстве своем св. Ефрем мог знать знамение Божие о нём, — знамение, открывшееся его матери (а по сирским жизнеописаниям ему самому), вследствие чего его назвали Ефрем, т.е. плодоносный. В видении было открыто, будто на языке ребёнка выросла виноградная лоза и своими ветвями покрыла вселенную. Плоды же, на ней созревшие и съедаемые птицами, не только уменьшались, но их появлялось всё больше и больше [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 171].

Казалось бы, видение, утверждающее святое будущее младенца, должно благотворно влиять на отрока, тем более, что примеры святой жизни окружали его, о чём сам преподобный Ефрем говорит: «.. .Видел я соседей живущих в благочестии, слышал о многих, пострадавших за Христа, отцы мои исповедовали Его перед судьёю; я — родственник мученикам» [Там же].

В действительности же юность его проходила бурно, страстно, далеко не идеально. Вот как св. Ефрем описывает это время: «…Был я злоязычен, бил, ссорил других, препирался с соседями, завиствовал, к странным был бесчеловечен, с друзьями жесток, с бедными груб, за маловажные дела входил в ссоры, поступал безрассудно, предавался худым замыслам и блудным мыслям…» [Там же].

Это было то греховное состояние человека, когда он, предвкушая мнимую сладость греха, забывает всё святое, светлое и падает всё ниже и ниже, отрицая чью бы то ни было помощь. Так Ефрем стал отрицать Промысел Божий о гибнущем грешнике. Однако очень скоро он увидел несостоятельность своего скептического отношения к действительности Промысла Божия. Случилось это так. Однажды Ефрем отправился за город, запоздал и остановился ночевать вместе с пастухом стада овец. Ночью волки напали на стадо и унесли несколько голов овец. Утром пастух поспешил рассказать об утрате хозяевам стада, но те не поверили его рассказу и, обвинив Ефрема в том, что он ночью привёл воров, которые похитили овец, отдали Ефрема под суд. « Явившись к судье, — рассказывает Ефрем, — я оправдывался, сказывая как было дело. Вслед за мною приведен некто, пойманный в прелюбодеянии с одной женщиной, которая убежала и скрылась. Судья, отложив исследование дела, обоих нас вместе отослал в тюрьму. В заключении нашли мы одного земледельца, приведённого туда за убийство. Но и приведённый со мною не был прелюбодеем, и земледелец — убийцею, равно как я — хищником овец» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 157].

Так прошло несколько дней, во время которых Ефрем и двое других, бывших в темнице, имели достаточно времени на самоуглубление. Вот что дальше рассказывает святой Ефрем об этом: «Проведя там (в темнице) седмь дней, в осьмый вижу во сне, что кто-то говорит мне: «Будь благочестив и уразумеешь Промысл; перебери в мыслях, о чём ты думал, что делал…». Проснувшись, Ефрем стал раздумывать о видении и вскоре вспомнил свой поступок, за который ныне наказывался. Он рассказал своё сновидение и вину соузникам, и вскоре те, по примеру Ефрема, нашли в своей памяти преступные дела, которые оставались доныне не наказанными.

Этот урок окончился для Ефрема благополучно. После долгих переживаний, когда пришло настоящее сокрушение сердца, св. Ефрем во сне услышал голос: «В следующий день будешь ты освобождён…, будь же верующим, и возвещай Промысел Божий…, возвратись в место твое и покайся в неправде; убедившись, что есть Око, надо всем назирающее» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 157, 160, 161].

После освобождения из темницы Ефрем оставался верным наставлениям таинственного голоса. Воспоминания прежней «весёлой» жизни тяготили его, вызывали обильные слёзы раскаяния и, наконец, Ефрем, повинуясь голосу совести своей, оставил мир и удалился в горы к отшельникам.

Ему нетрудно было найти себе мудрых наставников среди отшельников на горе Синьджар. Отшельническая жизнь была давно известна и уважаема среди христиан Низибии. Пещеры в горах служили жилищем, растения и плоды земли доставляли подвижникам скромную пищу, и они постоянно упражнялись в молитве и богомыслии [Созомен говорит, что начало отшельнической жизни из Египетских пустынь принес сюда на Восток Римской империи ученик преп. Антония Великого Аон или Евгений. Здесь он вскоре себе многих нашел подражателей и последователей. В их числе был и Иаков еп. Низибийский. – Созомен. История Церкви. – СПб, 1851. &? с. 455-456].

Поселившись здесь, св. Ефрем стал ревностным учеником св. Иакова, впоследствии епископа Низибийского [Жизнь св. Иакова описана блж. Феодоритом еп. Кипрским].

Урок Промысла Божия, данный Ефрему, произвёл в нём большую перемену. Раньше вспыльчивый, гневливый, теперь стал он смиренным и сокрушенным пустынником — настоящим подвижником, который, научаясь закону Господнему, денно и нощно оплакивал свои грехи. Нужно присовокупить и следующее обстоятельство: пример жизни св. Иакова особенно благотворно действовал на восприимчивую душу Ефрема, и уже в начале своего монашеского подвига св. Ефрем проявляет дивную твёрдость в перенесении искушений.

Таких искушений было очень много. Вот одно из них. К клиру Низибийской церкви в то время принадлежал один преступный человек, тоже Ефрем по имени. Сожительствуя незаконно с одной девицей, дочерью вельможи Низибийского, он научил обольщенную (когда грех должен был обнаружиться) сложить вину на ученика св. Иакова — Ефрема. Коварная девица так и поступила. Со слезами созналась она родителям, что Ефрем -любимый ученик епископа — и есть виновник всему. Родители обратились к св. Иакову и обвинили Ефрема. Понятно, что св. Иаков, знавший непритворное благочестие своего ученика, не поверил обвинению и позвал Ефрема, чтобы спросить его лично. Тогда Ефрем, уже наученный, что Промысел Божий руководит вся ко спасению и управляет судьбами всякого человека, пал к ногам св. Иакова и сказал: «Действительно, отче, я согрешил».

Вскоре после этого отец девицы принёс младенца и в присутствии всего клира отдал его Ефрему, говоря: «Вот твой сын, воспитывай его!». Ефрем как бы действительно виновен в сем преступлении, с горькими слезами взял младенца, чтобы воспитать. Но милосердный Бог, испытав смирение и твёрдость Своего раба в перенесении этого искушения, дал средство Ефрему со славою выйти из испытания. Бог внушил ему, что добродетель не должна оставаться помраченною в глазах людей, и Сам содействовал обличению виновных.

Однажды, когда в храме было полно людей, пришёл туда Ефрем с младенцем, и, взяв благословение у епископа, взошёл на церковный амвон, поднял младенца и спросил у него, кто его отец, на что младенец громко трижды отвечал, что его отец- Ефрем, эконом церковный. Обвинитель Ефрема (Сирина), видя такое знамение Господа над Своим избранником, слезно просил прощения у него, и слава его с тех пор ещё больше распространилась [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. – Сергиев Посад, 1895. – С.9].

Под руководством св. Иакова, упражняясь в подвигах иноческих, строгим постом и молитвой очищая дух свой, преп. Ефрем, подготовляемый Духом Святым на высокое служение св. Церкви в качестве учителя, начал прилежно изучать слово Божие.

Как глубоко сознавал св. Ефрем связь между жизнью христианской и знанием Слова Божия, видно из его поучения:
«Природа наша, — говорит он, — есть земля, нами возделываемая; произволение — земледелатель; а Божественные Писания — советники и учители, научающие земледелателя какие худые навыки ему искоренять, а какие добродетели насаждать. Сколько бы ни был наш земледелатель трезвен и ревностен, однако же без учения Божественных Писаний он не силен и не сведущ; потому что, законоположение Божественных Писаний даёт ему разумение и силу, а вместе от собственных ветвей своих и благие добродетели, чтобы привить их к древу природы, веру к неверию, надежду к безнадёжности, любовь к ненависти, знание к неведению, прилежание к нерадению, славу и похвалу к бесславию, бессмертие к смертности, Божество к человечеству» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч. 1. – С. 59-60].

Возлюбленным учеником св.Иакова пребыл св.Ефрем до самой кончины блаженного учителя. Последнее благодеяние городу Низибии совершили они вместе, и память народная прославляет за это и св. Иакова и св. Ефрема. По кончине императора Константина Великого (ум. 337г.), рассчитывая на слабость его приемников, царь персидский Сапор II (царствовавший с 310 по 365 год) вздумал идти войной на империю и в первую очередь овладеть Низибией. Около двух месяцев продолжалась осада города, жители отчаивались и теряли надежду отстоять родной город.

Св. Иаков воодушевлял всех своими молитвами, а ученик его, св. Ефрем, взяв благословение у епископа (св. Иакова), взошёл на городскую стену и молитвой своей навёл на полчища Сапора множество насекомых. В стане персидском заволновались. И животные и люди не знали чем защищаться от столь необыкновенного врага, а Сапор вынужден был снять осаду и возвратиться в свои пределы [Блж. Феодорит. История Церкви. – СПб, 1852. – С.189-190].

По смерти любимого учителя (ум.350г.) св. Ефрем посетил родину своей матери, г.Амиду (в Месопотамии) и, пробыв здесь недолго, предпринял путешествие в г. Едессу.

«Влекло его туда, — говорит св. Григорий Нисский, — желание поклониться тамошней святыне и желание найти ученого мужа, от которого он мог бы получить или ему сообщить плод ведения».

Город Едесса — славный город в истории христианства. Ещё во времена земной жизни Господа нашего Иисуса Христа царь едесский Авгарь IV предложил Господу посетить город и здесь найти убежище от преследующих Его иудеев; здесь хранился Нерукотворный Образ Спасителя, наконец, здесь погребён был благовестник, просветивший светом Христовой истины Авгаря, — св. апостол Фаддей.

Кроме вышеизложенного, Едесса славилась между городами месопотамскими своим просвещением. Неизвестно, кого из ученых мужей желал здесь встретить св. Ефрем и встретил ли его, но он мог встретить здесь людей, знакомых и со Священным Писанием и с разными науками. Приближаясь к городу св. Ефрем просил Бога, чтобы Он послал ему человека, с которым можно было бы побеседовать о св. Писании.

Можно себе представить, как разочаровался св. подвижник, когда увидел навстречу ему идущую женщину, вид которой говорил о порочном образе жизни её.

Смущённый св. Ефрем подумал, что Господь не внял его молению, а между тем женщина, остановившись, стала пристально глядеть на него. Св. Ефрем, видя её пристальный, бесстыдный (как ему показалось) взгляд, стал укорять её словами: «Зачем ты, забывши стыд, смотришь не в землю, как следовало бы скромной женщине». Она же отвечала, что должна смотреть на него, потому что жена от мужа взята, а ему надлежало бы смотреть не на неё, а в землю, потому что он, как муж, от земли взят.

Св. Ефрем удивился такому ответу женщины и прославил Бога, Который устами грешной жены сделал ему наставление, что не должно пренебрегать и грешниками [Св. Григорий Нисский. Творения. – Ч.8. – С.275].

Прибыв в город, бедный странник (а таким ведь и был св. Ефрем) стал вскоре испытывать лишения. Принуждённый, подобно апостолу языков, трудами рук своих добывать себе пропитание, он не почёл для себя унизительным приниматься за самую чёрную работу и нанялся работником у владельца бани. Тяжело работая, он в свободное время беседовал с язычниками, ревнуя о спасении их душ.

Насколько великой была его святая ревность, желание помочь ближним в достижении Царства Божия, видно из разных случаев его жизни и здесь, в Едессе. Вот один такой случай [По Созомену, этот случай описан самим св. Ефремом].

По соседству с квартирой, которую занимал преподобный, жила одна блудница, которая, желая склонить св. Ефрема к греху, открыла окно и увидела святого, готовившего себе пищу.
— Чего не достаёт тебе к пище твоей? — спросила женщина.
— Трёх камней и немного глины, чтобы заделать окно, — отвечал хладнокровно св. Ефрем.
— Только что я начала говорить с тобой, а ты уже запрещаешь мне, — произнесла она недовольным голосом и потом беззастенчиво добавила, пожирая его глазами: «Я хочу спать с тобою, ты же с первого слова отвращаешься от меня».
— Если хочешь спать со мной, — отвечал святой, — то иди на место, которое я тебе укажу, и тогда ляжем вместе.
— Назови место, я приду, — сказала обрадовавшаяся блудница.
— Тогда св. Ефрем указал на место на площади среди города.
— Разве не стыдно нам будет людей? — спросила, недоумевая женщина.
— И тогда св. Ефрем ответил: «Если нам стыдно людей, то тем более мы должны стыдиться Бога, знающего все человеческие тайны, потому что Он будет судить весь мир и воздаст каждому по делам его». Дальше св. Ефрем стал поучать женщину текстами Священного Писания видя в ней благодатную почву для семени слова Божия.

В заключении рассказанного следует добавить: после длительных наставлений, женщина, умилившись сердцем, слезно раскаялась в своих грехопадениях и по совету св. Ефрема вступила а Парфенон [Об этом рассказывает св. Григорий Нисский и Метафраст].

Так св. Ефрем проводил свою многотрудную, уединённую среди шумного города жизнь. Однажды он был остановлен каким-то благочестивым старцем, который встретив среди развращённой, разношёрстной толпы язычников св. Ефрема — настоящего христианского мудреца и философа, спросил его, откуда он. Св. Ефрем рассказал ему свою жизнь и свое сердечное желание вступить в монастырь вблизи Едессы. Тогда старец указал ему на обитель недалеко от Едессы, куда св. Ефрем и отправился.

Как раньше в Низибии, так и здесь, в Едессе, св. Ефрем стремился найти себе учителя или друга, родственного ему по духу. Так он встретился и сдружился с Юлианом, благочестивым иноком и усердным молитвенником [Жизнь св. Юлиана описал сам св. Ефрем].

Рассказывая о его жизни, св. Ефрем говорит: «Однажды я увидел, что книги его не только мокры, но, где встречаются слова: Бог, Господь, Иисус Христос, Спаситель — там буквы почти изглажены. На мой вопрос, кто так испортил книги? Не скрою от тебя ничего, — отвечал Юлиан. Когда грешная жена приблизилась к Спасителю, она омыла Его ноги своими слезами и власами главы своей отёрла их; так и я, где нахожу написанным имя Бога моего, орошаю Его слезами, чтобы получить от Него прощение грехов моих. — Бог благ и милосерд, — сказал я ему. Он примет твое благое расположение, но, — прибавил я дружески, — прошу поберечь книги» [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. – С.171].

Сам св. Ефрем в пустыне едесской занимался, кроме подвигов и молитвенных упражнений, Словом Божиим, но труды его на этом поприще оставались сокрытыми от любопытных взоров посторонних.

Сколько бы такое состояние продолжалось — неизвестно. Но однажды старец, приведший Ефрема в монастырь, имел видение, в котором Ангел Господень вложил в уста св. Ефрема таинственную книгу. Это видение, в некоторых чертах напоминающее видение бывшее пророку Иезекиилю (2. 9-32) и утвердило, возможно, за св. Ефремом наименование Сирского пророка.

Здесь в едесской пустыне св. Ефрем пишет пространное толкование на Пятикнижие Моисеево. Желая оставить и после смерти своей живых проповедников истины, преподобный Ефрем основал в г.Едессе христианское училище, которое долгое время являлось рассадником культуры и христианского знания. История сохранила для нас даже несколько имён учеников св. Ефрема. Это: Авраам, Симеон, Мара, Зиновий и другие [Св. Ефрем Сирин. Предсмертное завещание. //Творения. – Ч.5. – С308]. В «Завещании» (оно сохранилось в сирском подлиннике и в греческом переводе) св. Ефрем благословляет своих учеников и обращается к ним: « Бог да услышит тя, — говорит он ученику Аврааму, — шествовавший по следам моим, Авраам, и едва только восхощешь отверзть уста свои, да наполнит их Господь твой внушениями мудрости, как слышал я, сказано пророком: расшири уста твоя, и исполню Я (Пс. 80.11). Бог да услышит тебя, Симеон, когда призываешь Его в молитве своей; в какой не придешь град, да исполнишь там Церковь, как чашу. Приидут невесты видеть тебя; приидут девы, эатворенныя (в покоях своих) внимать спасительным твоим наставлениям, получить от тебя помощь поучиться у тебя спасению души, услышать от тебя мудрое и душеполезное, — и прославишься ты в мире, как врач в стане. Непорочный и простосердечный Мара из Агела, — говорит св. Ефрем, — непорочный не по природе, но по простоте своей воли, на Кого уповая, последовал ты мне в страданиях моих. Тот вместе с праведными воздаст тебе награду, какую приемлют святые! Воин и ловец, Зиновий из Месопотамии, слово твое да будет как огонь, и да потребит терния ересей, как пламень в лесу, да попалит их слово учения твоего, как Давид, побеждай и низлагай сынов заблуждения вместо Голиафа; облекись в оружие Пророков и в броню Апостолов; Господь твой да будет тебе сопутником и непобедимым воинством!» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч.5. – С308-309].

Слава о св. Ефреме распространилась особенно после того, как выяснилось, что это именно он является толкователем Святых Книг. Эта слава настолько тяготила смиренную душу преподобного, что он решил оставить свою пещеру и скрыться на близлежащей горе в густом лесу. Но Богу неугодно было его бегство от народа, для которого он был нужен, На пути ему явился ангел и сказал: «Смотри, чтоб к тебе нельзя было приложить сказанное в Писании: Ефрем-юница, наученная еже любити прение» (Ос.10.11). «Не возжигают светильника и поставляют его под спудом но на свещнице» (Мф. 5.15).

Смиренный Ефрем тотчас подчинился воле Божией и возвратился в свою пещеру. Он стал посещать шумный город, где приносил большую помощь пастырям едесским. В этой помощи они особенно нуждались теперь, когда в Едессе появились разные секты: Вардесана, последователя Валентина и Маркиона, лжеучение Манеса, арианство и заблуждение Аудия и Мессалиан. Несколько слов о Вардесане и его учении. Вардесан ученый едесский, живший при дворе Авгаря, сына Санова (152-187 г.), известен по своей борьбе против учения астрологов о влиянии планет на нравственное состояние людей. Известен также по борьбе против Маркиона. Однако он и сам учил о двух началах: 1) Бог непостижимый, 2) вечная материя. Он учил об исшедших из Божества эонах, об устроении ими мира и об эоне Христе, Который пришел для искупления человека. Чтобы расположить людей к слушанию своего учения, Вардесан излагал оное в приятной поэтической форме. Эти песни, излагавшие учение Вардесана, сильно распространились и долго жили в памяти народа [Подробнее об этом см. у проф. Соколова А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. – С. 21].

Чтобы бороться с этим лжеучением св. Ефрем должен был излагать настоящую истину, находящуюся в Св. Писании, но излагать её в риторической форме было недостаточно: слушатель мог тяготиться, уставать слушать длинные проповеди, скучать. Посему св. Ефрем — дивный психолог душ человеческих — избрал для проповеди Слова Божия тот же стих, ту же песнь, которыми пользовался Вардесан, с той только разницею, что в песнях св. Ефрема излагалась святая истина, притом с большим богоданным талантом, умением своей красотой пленить сердца слушателей. К чести св. Ефрема надо добавить, что он, несмотря на понятное отвращение к сущности Вардесанова учения, внимательно изучил песни Вардесана и сына его Гармония для того, чтобы легче и сокрушительнее поразить лжеучителя. Вот как говорит св. Ефрем об этом: «Я нашёл эту книгу Вардесана и смущён был на время скорбию, потому что она осквернила мой слух и сердце зловонием своих хулений. Я слышал в стихах его хулы, и в его чтениях злословия.. .Для рассеяния мрака заблуждений, которыя раздавались у меня в ушах, я обратился к Священному Писанию».

В своём учении Вардесан не отвергал Свящ. Писания, а перетолковывал его на свой лад и в доходчивой стихотворной форме преподносил свое учение, как богоданное. Св. Ефрем использовал стихотворную форму лжеучителя, чтобы своими песнями излагать истинное чисто-церковное, основанное на Св. Писании учение и тем самым разбивать и посрамлять толкования противника Церкви. Он говорит:
«Мы не полагаем упования нашего в семи (планетах) в которые верует Вардесан; да будет проклят, кто говорит, как Вардесан говорил, что от них (планет) исходит роса и дожди, снег и голоть, семена и плоды земледельцам, что от них голод и изобилие, лето и зима. Да будет анафема тот, кто отверг твердое упование на Господа, усвояет всемогущество семи (планетам) и на них полагает упование. Да будет проклят, читающий Писания и противоречащий им; читающий Пророков и отвергающий слова их; читающий Апостолов и противящийся их учению!»

«Блаженна ты, Церковь верных, — говорит далее св. Ефрем — ибо Царь царей утвердил в Тебе жилище. Твои основания никогда не поколеблются, ибо Господь страж Твой; и врата адова не одолеют Тебя, и хищные волки не могут сокрушить или ослабить Твоей крепости. О как велик ты дом Божий! Как ты прекрасен! Как великолепна ты, дщерь народов [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. Сергиев Посад, 1895. С.22, 28]. Неудивительно, что верующий народ с жадностью прислушивался к этим дивным песнопениям, выучивал и повторял их, забывая песни Вардесана. И это была большая победа дела Ефрема, дела Церкви. Видя успех оружия в борьбе против Вардесана, св. Ефрем не замедлил применить его и против новых лжеучений, распространившихся и вызвавших горячие споры в IV веке. Это во-первых, арианское лжеучение [Болотов В.В. объясняет это учение так: «Арий так излагал свое учение: Отец один есть Бог нерожденный; Сын – от Отца имеет Свое бытие; таков основной смысл его. Полагая, что Сын есть творение, Арий хотел отклонить гностические воззрения на рождение из существа Отца. Из соединения этих двух положений вытекает центральная мысль его доктрины: Сын произошел из несущих. Для Ария до рождения Сына существовал только Бог и то абсолютное ничто, из которого создан мир. И если Сын не произошел ни из вечной материи (ея не было), ни из существа Отца, то Он получил бытие из несущаго. Был момент, когда Сын не существовал отдельно и таким образом ясно, что Бог произвел его не существующего. – Проф. В.В. Болотов. Лекции по истории др. Церкви]. Лжеучители эти восставали в своем учении против Божества Господа Иисуса. Они считали, что тайна Божества ненепостижима. Презирая смиренных духом христиан, не дерзающих постичь непостижимое, они кичились перед ними, приписывая себе какую-то высшую мудрость, высшее ведение.

Св. Ефрем взирая на их нечестие, устремлял дух свой к Богу и в пламенной молитве просил Господа умиротворить Свою Церковь. Он говорил: « Призванные в Церковь спорят и перед лицем Истины обращаются к праздным вопросам: зависть и ревность ожесточили людей; в бешенстве они поражают друг друга. Но и звери хранили мир в ковчеге (Ноевом). Под предлогом защиты истины напрягают лук, метают стрелы; страсть к прениям и ссорам стала колчаном, всегда готовым давать стрелы сражающимся. Лукавый враг посмеялся над простотою и неопытностью… занимаются Писанием, но не для того, чтобы, читая, преуспевать и благочестии, а для того, чтобы свободнее проповедовать свои заблуждения и быть искуснее в спорах. Неразумные люди удалились от столпов путеуказательных и, чтобы блуждать беспрепятственнее, обратились и дебри и пустыни. Но только тому дано будет узреть Царя и получить от Него воздаяние, кто верно будет идти путём царским» [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. Сергиев Посад, 1895. С.25].

В других своих песнопениях св. Ефрем касается иных лжеучителей. К их числу следует отнести заблуждения Аудия и Мессалиан [Аудий (по-сирски Удо, около 340 г., лжеучитель) антропоморфически представляющий Божество. Лжеучение Мессалиан или Евхитов было более опасно, чем Аудиево. Они отвергали силу таинства Крещения, признавали единственно важной внутреннюю молитву].

Касаясь антропоморфического представления о Боге — представления высказываемого Аудием, св. Ефрем говорит: «Восхвалим Того, Кто усвоил Себе именование наших членов: ушей, чтобы мы знали, что Он слышит нас; очей — чтобы узнали о Его пребывании с нами и умели смотреть за собою…» и т. д.

Своей энергичной деятельностью против врагов Церкви св. Ефрем так озлобил последних, что однажды вооружась камнями, они напали на него среди города и стали наносить удары, бия его нещадно и оставили его еле живым. Понятно, что это новое испытание только усилило привязанность раба к Владыке и возжегло ещё больший огонь духовного горения душе. Несмотря на столь великие дарования и подвиги веры, св. Ефрем всегда смиренно считал себя меньшим всех и поэтому жаждал встречи с мудрыми людьми, у которых можно было поучиться. Ещё от своего первого блаженного учителя, св. Иакова он много раз слышал о Египте и процветающей там иноческой жизни. Предчувствуя, что жизненный путь уже краток, он взял с собою ученика, который владел греческим языком, и отправился в длительное, многотрудное, но столь желанное путешествие. Египетские пустынножители встретили его с радостью, как долгожданного гостя. Сирский жизнеописатель упоминает о свидании преп. Ефрема с пр. Паисием, а египетский жизнеописатель пр. Паисия [см. Четьи-Минеи за 19 июня] Иоанн Колов описывает это свидание, не называя сирского подвижника по имени, но из его рассказа несомненно вытекает, что этот «сирский подвижник» был никто иной, как св. Ефрем [Рассказ этот помещен: св.Ефрем Сирин. Творения. М., 1895, С.33]. После свидания с преп. Паисием св. Ефрем посетил и других подвижников Египта, а потом пустился в обратный путь. На обратном пути св. Ефрем решил посетить Кесарию Каппадокийскую, где в это время жил известный и православным, и врагам православия св. Василий Великий. О своей встрече со Столпом Церкви св. Ефрем говорит нижеследующее: «Когда же Господь умилосердился и надо мной, явив милость Свою при одном случае в некотором городе, услышал я там голос, говорящий мне: «Восстань Ефрем, и яждь мысленные снеди». «Откуда возьму, что ясть мне, Господи?» И сказал мне: «Вот в дому Моём царский сосуд преподаст тебе снедь». Весьма удивившись сказанному, я вступил в храм Всевышняго. Тихо вошедши на церковный двор и с сильным желанием устремив взоры в преддверие, увидел во Святом святых сосуд избранный, светло простёртый пред паствою, изукрашенный боголепными словесами; и очи всех были обращены к нему. Сам видел я, что храм питаем был от него Духом, что особенно были им милуемы вдовица и сирота…

И по выходе из сего училища извещён он был о мне Духом Святым, и призвав к себе мою худость, спрашивал через переводчика, говоря мне: «Ты ли Ефрем, прекрасно поклонивший выю и взявший на себя иго спасительного слова?» И сказал я в ответ:
«Я, Ефрем, который сам себе препятствует идти небесною стезёй». Тогда объяв меня сей дивный муж, напечатлел на мне святое лобзание.. .» [Св.Ефрем Сирин. Творения. – Ч.2. – С.311-312].

В Кесарии св. Ефрем был поставлен Василием Великим в сан диакона. Возвратившись в Едессу, преп. Ефрем пожелал провести остаток дней своих в уединении, но Промысл Божий позвал его на помощь голодающим жителям и он, сам ничего не имеющий, раздавал посильную помощь руками других, богатых граждан, сердца которых он открывал своими просьбами, наставлениями.

Так обращаясь к жестокосердным богачам, говорил: «Разве вы не знаете, что богатством своим одолжены Богу? Несчастные, умоляю вас, пощадите свои души. Теперь самое благоприятное время для вас действовать и заслужить Царство Небесное. Теперь самое благоприятное время уничтожить рукописание долгов ваших Богу» [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. – Сергиев Посад, 1895. – С.45].

По окончании голода св. Ефрем возвратился в свою пустыню и вскоре опасно заболел. Слух о болезни великого подвижника быстро распространился по окрестностям Едессы и толпы народа устремились к его жилищу, чтобы, как дети от отца, получить от него последний наставления. И вот он дрожащей, болезненной рукою пишет свое завещание — наставление ученикам и всем православным, наставление, которое и ныне, через пятнадцать с лишним столетий, также ценно, также актуально и также бессмертно. Вот несколько мыслей св. Ефрема, сказанных в этом завещании:
«Я, Ефрем, умираю и пишу завещание, желая оставить каждому на память нечто из того, что у меня есть… Увы! Время мое прошло, продолжение лет моих исчезло. Ткань кончена, и челнок у конца основы…

Выставляю вам знамя, ставлю пред вами зеркало и в нём изображение, чтобы вы непрестанно взирали на него и старались уподобляться ему. Ни днём, ни ночью во всю жизнь свою никого не злословил я, и с начала бытия своего ни с кем не ссорился… Клянусь тремя именами Огня (Второзакония 4.34) и Единым Божиим Существом и единою волею, что не отделялся я от Церкви, не восставал против Божия всемогущества… Прощай земля, да живут сыны твои в радости, да блюдется мир в церквах, да прекратятся гонения нечестивых, да соделаются праведными нечестивые и грешники да принесут покаяние!» [Св. Ефрем Сирин. Творения. – Ч.5. – С.297-299, 313].

Спустя месяц по возвращении своём из Едессы, св. Ефрем скончался. Дата его смерти также, как и рождения, спорна. Большинство исследователей (в том числе Созомен в своей истории «Хроника едесская», отличающейся большой точностью и Дионисий — католикос яковитов) указывают 372 год. Блаженный Иероним говорит, что св.Ефрем скончался в царствование имп. Валента. Есть толкователи, утверждающие, что св. Ефрем жил более ста лет и умер уже в V веке, что он оплакивал кончину Василия Великого и написал на смерть его похвальное слово. Мы считаем, что самое правильное мнение относительно времени смерти св. Ефрема — мнение автора жизнеописания св. Ефрема, профессора протоирея А.К. Соколова (жизнеописание помещено в начале русского перевода творений св. Ефрема) и автора «Исторического учения об Отцах Церкви», преосвященного архиепископа Филарета Черниговского. Таким образом, дата смерти св. Ефрема 372-373г. [Проф. Соколов А.К. Жизнь и труды св. Ефрема Сирина. – Сергиев, 1895]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Перейти к верхней панели